Размер шрифта: A A A Изображения Выключить Включить Цвет сайта Ц Ц Ц Х
 

Наш адрес:

354065, город Сочи,
ул.Чайковского, 4

Телефоны:

8 (862) 253-16-74

Напишите нам письмо!

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

Яндекс.Метрика

Новости

Назад

09.09.2018 | К 190-летию со дня рождения Л.Н. Толстого

Великий русский писатель Л.Н. Толстой был известен своей широчайшей философской образованностью, однако к научной философии отношение писателя было специфически субъективным. Мышление Толстого было самостоятельным, он никогда не исходил из чужой философии как целостной, логически последовательной системы: Толстой был согласен с тем или иным философом в той мере, в какой философ подкреплял то, что думал сам Лев Николаевич, оставляя без внимания ненужное ему.

В ХХ веке философские идеи уже самого Толстого стали объектом изучения, исследования – сначала общественными деятелями (М. Ганди, Д. Неру), затем и историками философии.

В учебных пособиях по истории философии имя Л.Н. Толстого связывается с понятием «философии истории», выражающейся в том, что движущей и решающей силой являются народные массы, а не выдающиеся личности (направленность исторических событий есть вектор силы, возникший в результате сложения множества векторов – воль и желаний всех людей, участвующих в этом событии)

В.А. Кувакин в труде  «Мыслители России» пишет: «Хотя философия истории Толстого не носит систематически выраженного характера, в ней имеется много глубоких и интересных соображений о диалектике свободы и необходимости, о власти, о закономерностях исторической ретроспективы, об историческом времени…».  В число понятий, которые постоянно осмысливал Л.Н. Толстой, включены  понятия разума, веры, жизни, сознания, блага и добра, человечества, свободы, причинности.

Метафоры и сравнения Толстого, как правило, визуально насыщены, «кинематографичны». В них Лев Николаевич проявляет себя настоящим художником слова, умеющим точно и емко компоновать слова в единый образ, и это по-настоящему выделяет его среди остальных мыслителей его эпохи.

Также характерна для Толстого точка зрения с высоты «птичьего полета», абстрагированный взгляд на вещи. В том числе и взгляд даже не человеческими глазами, а глазами лошади («Холстомер») или черта («Разрушение ада и восстановление его») – чтобы дистанцироваться от человеческой обусловленности и показать абсурд обычных, на первый взгляд, поступков.

Проницательность Толстого не только как писателя-мыслителя, но и как писателя-психолога, позволила ему в конце 19 века увидеть ситуацию «духовного вакуума» в человеке. Толстой увидел, как духовному кризису подвержен, прежде всего, высший слой общества («Анна Каренина», «Воскресенье» и, конечно же, «Война и мир», который, в принципе, исказился в названии после революционной реформы языка. В написанном Л. Толстым варианте «Мир» имел значение «Общество», а не «состояние без войны»). Заметим, что Толстой был очень чуток к разному роду человеческих кризисов от внешних (социальных проблем, краху брачного института), до внутренних (духовных, экзистенциальных).

Толстой и сам пережил кризис этических иллюзий в стихийном безрелигиозном гуманизме, поскольку, как человек мудрый, видел нелепость и двуличие христианского учения и пытался предложить обществу своё мировоззрение, за что получил анафему и отлучение от церкви.  Великий писатель, почувствовав духовный кризис своей эпохи, как человек деятельный, занялся публицистической деятельностью, которая позднее «отозвалась» в народе толстовством – особым этико-религиозным учением, которое на время помогло многим людям заполнить образовавшуюся пустоту в их существовании. Однако учение Толстого вызывало горячие споры в общественности и той эпохи, и последующих.

Слова Толстого по-прежнему отзываются в нас еще и потому, что в наше время духовный вакуум не только не исчез, но стал «всасывать» человека, стал бездуховностью почти абсолютной. Запад сумел навязать России философию потребления, которая везде прекрасно уживается с религиозной мишурой христианства, давая человеку иллюзию «духовности». Очевидно, что сегодня наследие философской мысли Толстого до сих пор имеет значимость для последователей атеистического витализма, экзистенциалистов, гуманистов, и просто тех людей, которые живут по законам морали. 

Экзистенциалисты, к примеру, могут медитировать, повторяя, похожее на мантру Толстовское: «От пятилетнего ребенка до меня только шаг. От новорожденного до пятилетнего страшное расстояние. От зародыша до новорожденного – пучина. А от несуществования до зародыша отделяет уже не пучина, а непостижимость».

Гуманистам в наше время как никогда нужна поддержка – гуманистическую этику все больше теперь заменяет этика деловых отношений, которые, по сути, являют собой отношения рыночные. Послужить бальзамом на раны гуманистам могут слова Льва Николаевича: «Понимание страданий личности и причин заблуждений людских и деятельность для уменьшения их есть все дело жизни человеческой».

А вообще, Толстой словно знал, чем мы тут будем заниматься в 21 веке: «Все настроения мысли человеческой и все усилия человеческого ума направляются не на то, чтобы облегчить труд трудящихся, а облегчить и украсить праздность празднующих». Поэтому труды Толстого, спустя целый век, по-прежнему актуальны. Большинству наших современников до сих пор нечем заполнить духовный вакуум. Шоппинг, телевизор, спорт – чем бы ни тешился современный мещанин, что бы ни изобретал для себя любимого, как бы ни распалял свою жажду обладания – Толстой уже сказал когда-то: «Тоска есть желание желаний» и был прав, желание желаний – вирус, который прочно сидит в обществе потребления. 

Значение фигуры Льва Николаевича Толстого переоценить сложно, особенно теперь, в век дегуманизации культуры. Все его измышления были так или иначе связаны с особенностями именно человеческого бытия. Сохранить человеческое в человеке – главное условие для выживания человечества, не столько как вида, но как космического феномена, и творчество Толстого способствует этой задаче.

Назад

© Централизованная библиотечная система города Сочи, 2018